April 5th, 2010

(no subject)

Так и хочется представить вам, Мои Дорогие, отчет типа "Как я провел этими пятьюдесятью годами".

Но события в юбилейный день оказались несколько непредсказуемыми.

И поэтому: если меня спросят, что самое великое и удивительное я повстречал в эти годы, то я отвечу: "Любовь и Жизнь".

А если спросят, что бы ты хотел для себя, то ответил бы так: "Чтобы мои родные и остальные не болели. И чтобы воскресла Оля, ей было всего 38 лет."

Спасибо Вам!

Валькаркай

"Как я провел этим летом, говорите?"

Плавали, знаем. Этот фильм снимался на Чукотке.

Станция, на которой происходят действия, называется Валькаркай. Это - полярная метеростанция. Находится она "прямо за углом": чтобы попасть из Певека, скажем, на судне, надо выйти из Чаунской губы, обогнуть незабываемый мыс Шелагский, а там, через несколько десятков километров, и Валькаркай собсвенной персоной.

Сколько, однако, начинает теряться!
Я впервые узнал об этой станции в 1982 году. Тогда я собирался после окончания ЛГУ на работать в Певек, и уже имел распределение.
И вот в газете "Moscow News" я увидел фото: симпатичная женщина в пушистой меховой шапке стоит у гелиографа и по-советски внимательно смотрит на красивый прозрачный стеклянный шар. Фото явно постановочное. И подпись "Чукотка. Надежда .... (позор, фамилию забыл!) на станции Валькаркай производит солнечные наблюдения".

Уже в Певеке я узнал, что она - жена начальника станции. С ними я мельком встречался в Певеке, в общаге. Но поговорить о снимке постеснялся. Они быле старше меня. А теперь надо будет восстановить фамилию... Хорошая семья. И станция при них была на хорошем счету.

Рядом с Валькаркаем в конце 40-х - начле 50-х годов было место "Морпорт". Туда на берег привозили обогощенный уран, грузили на корабли и везли на заводы для создания первых атомных бомб.
Затем это место быо заброшено.
В 80-е годы с борта ледового разведчика можно было увидеть портальные краны.

Мыс Шелагский, как я уже говорил - место уникальное. Насколько я сейчас помню, оно названо по имени местного племени "шелагов". Но - не ручаюсь. Шелагский мыс я впервые увидел в ночи с мостика ледокола "Москва". Ясная, лунная октыбрьская ночь. Яркие звезды. Черная вода, черное небо, черный лед (темный нилас). И на фоне этой темноты угадывается черно-белая мощь мыса Шелагского. Словами это не передать.

В 50-е годы самолет ледовой разведки Ли-2 слишком близко подошел к склонам Шелагского, и его нисходящим потоком воздуха бросило на скалы. Все погибли. С тех пор все воздушные суда имеют предписание обходить Шелагский подальше.

Однажды летом спортивный парень-практикант за два дня сбегал из Певека до Шелагского и назад. Он был очень спортивный. Не пытайтесь повторить его марш "в домашних условиях". При иных обстоятельствах это может стоить жизни. Летом 1983 года бурая медведица в тундре, намного ближе к Певеку, чем Валькаркай, задрала беременную женщину.

А, вообще, эти места, несмотря на всю суровость сказанного, очень сипатичны. Красивое море, скалы, которые не увидишь на бОльшей части обитаемой России. Фантастические северные закаты.

Хотел я побывать на Валькаркае. Но не судьба. С борта самолета видел.

Удивительное, почти волшебное, место. Здесь кончается Ойкумена.

И поэтому что бы ни придумал режиссер Алексей Попогребский - все приму. Хотя бы потому, что он там жил, очарован Валькаркаем. Понял, почувствоал его правду.

Короче, пора в кино.